?

Log in

РЕЦЕПТ ЧИСТОГО ЗВУКА

«Шпаги звон, как звон бокала…» - эти строки, пожалуй, слышал каждый советский ребенок. Я, в силу своей профессии, слышал больше. К примеру, мой учитель, Николай Владимирович Чугунов, любил говорить так: «рапира звенит, а шпага поет». Имея в виду, конечно, спортивные рапиры и шпаги, которые действительно издают разные звуки из-за наличествующего в рапире правила тактической правоты.
В любом случае, каждый из нас по умолчанию знает: холодное оружие издает красивые мелодичные звуки.
Но это – по умолчанию. При ближайшем же знакомстве с предметом, выясняется, что оружие, по крайней мере – спортивное – не звенит, а довольно глухо стучит. Исключения составляют лишь шпажные гарды. Если по такой гарде ударить посильнее, она действительно способна звенеть. Но это – скорее исключения, и от столкновения клинков такого эффекта ждать не приходится.
К чему это я…
Некоторое время назад, я заказал две новые шпаги дворянки для артистического фехтования. Мастер – довольно известный художник реставратор Илья Жуков работал около месяца, сделал один «пилотный» образец и два предмета по заказу. Вчера он принес свою работу ко мне в зал на приемку.



Внешне дворянки оказались безупречны – идеально по руке, рукоять из темной яблони, без лишних украшательств, гарда с легким эффектом старения и художественными следами ковки, остальные детали тщательно отшлифованы. В общем – отличная работа. Собственно - ничего другого я от Ильи и не ждал: проверенный мастер, искренне любящий свое дело… Но главный сюрприз ждал меня, когда я собрался опробовать эти предметы, что называется, в деле. При первом же столкновении, клинки издали чистейший колокольный звон, без малейшей примеси пластиковых тонов, которые так свойственны любому современному фехтовальному оружию!
Так вот ты какой, шпаги звон!
Как же мастер добился звука такой удивительной чистоты? Оказалось, все просто…
В 1886 году, в маленькой деревне Хязельки, что за поселком Колтуши, некий финский пастор посадил яблоньку. Дерево оказалось живучим, и плодоносило до конца 60-х годов следующего века. В 1971 году, дядя нашего реставратора, срубил отжившее дерево, правильно распилил его, и отправил в темноту чердака, для многолетней атмосферной просушки. Так, яблоня стала материалом для деревянной скульптуры, и мужчины семьи Жуковых изготовили не одно изделие из этого ценного ствола. Мелкая деревянная скульптура, рукоятки для ножей, затыльники для охотничьих ружей… А последними изделиями стали рукоятки для вышеупомянутых шпаг. Кольца же для этих рукояток мастер Илья изготовил из мельхиора.
Теперь о гарде. Есть такой полуостров – Киперорт. Шведы и финские племена населяли его более 1000 лет. Именно на этом полуострове Илья находил старинные корабельные гвозди для своих изделий.



Датировать их невозможно: какие-то могли быть выкованы в начале 20-го века, а какие-то, вполне возможно, соседствовали с мечами викингов. Металл таких гвоздей очень сильно различается по структуре. Некоторые из них слоистые, другие с очень мелким зерном и очень тяжело обрабатываются. Для изготовления гард были подобраны наиболее древние и твердые гвозди.



А вот на гайку шпаги (противовес) пошел фрагмент финского якоря 30-х годов. Этот якорь, и другие кованые корабельные обломки, были также найдены на Киперорте.





Остается добавить, что сборка гарды на клинок очень прочная. Внутрь противовеса помещена дополнительная гайка для стяжки и вообще все изделие выглядит как монолит. Таким же монолитом по отношению к клинку является припаянный наконечник, на который пошла латунная трубочка от нипеля колеса автомобиля ЗИЛ…

Два дня назад, совместными усилиями друзей Международной Академии Фехтовальных Искусств мы оборудовали небольшую видеостудию и записали пробный пилотный сюжет передачи "Созвездие д`Артаньяна"...
Впрочем, начать надо не так.
Осенью 2013 года, на телевизионном канале Ваше Общественное Телевидение вышла в свет программа "Созвездие д`Артаньяна", первая в России телевизионная передача о фехтовании, чести и приключениях...
Хотя - нет. Снова не так.
Сегодняшний пост следует начинать совсем издалека.
...Когда я был маленький, я читал, смотрел и слушал все, что имеет хотя-бы какое-то отношение к фехтованию. Книги, фильмы, журналы и газеты, теле и радио передачи, все шло в ход. Но, поскольку, всего этого все равно было катастрофически мало, мне, советскому вечно информационно голодному ребенку, приходилось все вышеперечисленное восполнять какой-то собственной деятельностью. Самым доступным, на первых порах, стало письменное творчество. За время условного детства я написал пару десятков "книг", которые, впрочем, вряд-ли представляют какую-бы то ни было художественную ценность. Но о книгах, возможно, в следующий раз.
А сегодня - о телевидении.
Так вот, телевидение в моей жизни появилось в конце 80-х годов, когда мы - Клуб Европейского Исторического Фехтования "Рипост", под руководством Николая Владимировича Чугунова, оказались замечены главным питерским телеканалов - Пятым.
В эфире вышло сразу несколько сюжетов с нашим участием, в таких популярных передачах как "Телекурьер", "Зебра", "600 секунд", "Монитор" и т.д. Вышло в эфир значит и, собственно, все. Без всякого продолжения. Однако, эти несколько сюжетов, пробудили во мне такое воодушевление, что с тех пор, идея фехтования на телевидении больше не оставляла меня. Поэтому, пожив немного в ожидании предложений от телевизионных каналов и не дождавшись таковых, я, в возрасте чуть больше двадцати, решил сам "ковать" свое телевизионное счастье.
И, с этой целью, одевшись, в один прекрасный день, попредставительнее, я отправился в главный храм питерского масс-медиа - телецентр на Чапыгина 6. Было это в 1993 году.
Золотые были времена! Прямо, что называется, "с улицы", не имея ни малейшего представления о трудностях телевизионного производства, конкурентной борьбе, внутренних интригах и т. п., я позвонил по внутреннему телефону в редакцию, название которой мне показалось наиболее подходящим (эта была редакция "Российские энциклопедии"), и предложил голосу на том конце сделать серию передач о истории европейского фехтования. С участием нашего клуба, разумеется.
Видимо, инициатива была настолько нелепой, что голос на том конце велел мне ждать у входа и, спустя 5 минут, ко мне вышла красивая секретарша с готовым пропуском в святая святых.
Так началась моя собственная телевизионная карьера.
В этот же день я сумел убедить главного редактора Николая Матвеевича Визирякина о необходимости создания такой телевизионной серии и получил первую (самую большую на Чапыгина) студию, съемочную бригаду и полчаса эфирного времени.



90-е. Во время подготовки одной из моих передач. На гриме мой партнер, ученик Чугунова Геннадий Ефимов. Мишенёв уже загримированный справа.

Первая передача, которую мы сделали, посвящалась фехтованию на саблях. Выглядело это так: все мы сидели на готических стульях большим полукругом, посередине Николай Матвеевич, справа и слева от него я и Николай Владимирович Чугунов, дальше по краям остальные бойцы нашей маленькой команды. Визирякин на правах ведущего задавал вопросы, мы бодро отвечали и иллюстрировали повествование демонстрацией различных сабельных техник. Периодически, рассказ перекрывался картинками, которые оператор заранее переснял с альбомов моей личной библиотеки. Не могу сказать, что получилось феерично но было, несомненно, интересно.
Вторая передача - снятая в том же стиле - посвящалась фехтованию двумя руками: щит и меч, шпага и кинжал, пара сабель...
А от собственного участия в третьей передаче, которую мы с Чугуновым задумали как рассказ о истории дуэлей, Визирякин отказался, полностью доверив ее создание нашей команде. В помощь нам был выделен молодой режиссер Паша Медведев а, кроме того, предоставлен огромный костюмно-реквизитный цех со всем обслуживающим персоналом и транспортный парк. Так, мы сняли первую полностью собственную передачу и первую передачу на выезде. За один день (как сейчас помню, это было 3 мая 1994 года, мне как раз только что исполнилось 24) было отснято три боя: один в псевдо-русском стиле, на саблях; второй в стиле Ренессанса, на бугельных шпагах с кинжалами; третий - классическая дуэль XIX века на шпагах-дворянках.
Тут было все: фехтование, костюмы, наклеенные бороды и усы, падение в холодную майскую воду с последующим боем в ней... Полный восторг и эйфория!
И уже вечером, вернувшись на студию, я сказал Чугунову: Николай Владимирович, я знаю как будет называться следующая передача. Она будет называться "Штык-молодец", и будет посвящена истории штыкового фехтования!



Репетиция поединка на тростях во время съемки одной из моих передач. Сергей Мишенёв (справа) и Геннадий Ефимов.

Так и получилось, как я сказал. Только еще круче. В этот раз, мы сделали два выезда и сняли четыре боя. В нашем распоряжении оказались не только Чапыгинские склады одежды, но и костюмерные Ленфильма, в которые я пробился уже известным мне способом, "с улицы". Причем моя атака на Ленфильм была настолько успешной, что нам выдали не только необходимое количество мундиров разных эпох, но и десять винтовок Мосина со штыками и пиротехником в нагрузку. Пиротехник, кстати, пригодился: в нужный момент он пускал дым по окопам, который я добыл за пару лет до того, работая на Мосфильме.
В этой передаче Чугунов уже не принимал участие. Но она оказалась самой успешной из всего проекта: по итогам 1994 года, "Штык-молодец" занял первое место среди всех общественно-развлекательных программ петербургского телевидения.
Заодно, так получилось, что именно во время съемок этой передачи я познакомился со своей первой женой, сотрудницей той самой редакции "Российских энциклопедий". Впоследствии она очень помогла мне в освоении искусства монтажа.
Однако, на этом моя телевизионная карьера... нет, не закончилась, но споткнулась. Лихие 90-е делали свое дело во всех сферах. И телевидения это тоже коснулось. В один момент все мои возможности исчезли, и пятой передачи из нашей звездной серии мы так и не сняли.
Но мое фехтовальное телевидение, все-таки, продолжалось. На разных каналах, в разных проектах, с разными людьми, я сделал еще, наверное, 200 или 300 теле-сюжетов о фехтовании. И везде пытался продвинуть идею о регулярном фехтовальном телевизионном вещании.
Везде безрезультатно.
Безрезультатно до 2013 года, когда, наконец, мне удалось "пробить" полчаса прямого эфира в неделю на телеканале "Ваше Общественное Телевидение" ("ВОТ"). Так, спустя ровно 20 лет после моей атаки на Чапыгина, появилась на свет первая в России телевизионная передача о фехтовании - "Созвездие д`Артаньяна". За время, пока телеканал сохранял свою активность, мы успели сделать 49 выпусков, приглашая, в качестве гостей, актеров, каскадеров, спортсменов, тренеров, писателей... всех тех, кто по роду своей деятельности так или иначе имеет отношение к нашему искусству.



В прямом эфире телеканала ВОТ.

Теперь, и этот канал тихо закрылся. Заодно, безвозвратно утратив большинство ранее записанных выпусков "Созвездия..."
Но сейчас, мы уже просто не можем обойтись без собственного рупора. Поэтому, некоторое время назад, было принято решение о создании собственной студии, с регулярным вещанием на специально созданном интернет-канале. Благо, по массовости интернет уже давно превосходит большинство телевизионных каналов.
Так что, "Созвездие д`Артаньяна - 2" уже в пути. Как говориться, не переключайтесь! Мы вернемся в эфир через...



Новая студия для "Созвездия д`Артаньяна". Алексей Жуков и Сергей Мишенёв.

ПИСЬМА ДРУЗЕЙ

4 декабря 2015 года, то есть спустя ровно год (плюс 4 дня) со дня торжественного открытия фехтовального зала имени Ивана Сивербрика, в нашей Академии состоялось еще одно открытие еще одного зала.
Однако, этот новый зал, нельзя в полном смысле назвать фехтовальным. Точнее - это не только фехтовальный зал. В новом помещении мы проводим занятия, которые выходят за пределы обычной для нас фехтовальной практики. Здесь функционируют группы трюковой стрельбы из лука, класс итальянского фехтования эпохи Ренессанса и школа гладиаторов; уже сейчас открыт набор в секции средневековой борьбы, длинного меча, штыкового боя, студию сценического фехтования... Поэтому, учитывая всю многогранность нового помещения, мы назвали его
ПОЛИГОН ИСТОРИЧЕСКИХ БОЕВЫХ ИСКУССТВ
Впрочем, о самом полигоне, чуть позже. А сегодня - будут говорить мои друзья во всем мире, которые обратили внимание на это событие, и прислали нам свои поздравления.
И я с благодарностью предоставляю слово тем, для кого фехтование в современном мире осталось искусством, загадкой, и поводом для особого, фехтовального братства.
Януш Синявский. Польша.



Пан Синявский - один из столпов современного сабельного фехтования, является автором беспрецидентной работы по восстановлению национального сабельного фехтования - польской крестовой школы. Именно Януш, а так же его сыновья - Бартош и Кжиштов, открыли миру это удивительное искусство, которое обретает все больше поклонников.
"Дорогие друзья!
Несколько дней тому назад мы получили информацию об открытии Полигона Исторических боевых Искусств. Замечательно, что возникла такая возможность! Мы, конечно, радуемся вместе с вами и желаем удачи. Жалко что не можем быть в Питере физически, но мы с вами духом. Надеюсь что в колличестве разных техник и типов холодного оружия, и польская крестовая школа, которая была использована всеми древними народами Речи Посполитой найдет на полигоне свое место.
Передаю вам всем дружеский привет и надеюсь до встречи в России или в Польше, куда я жарко приглашаю всю группу Сергея Мишенёва.
Еще раз всего хорошего,
Януш, Бартош и Кжиштов".

Дип Сингх. Индия.



Доктор Дип Сингх являетеся одним из преподавателей национального фехтования "гатка". В январе 2014 года он провел большой семинар для нашей школы в Дели, организовал встречу со старейшинами сикхской общины и подарил нам важный методический материалл по гатке.
"Здравствуйте Дорогие воины,
В вашем лице я хотел бы приветствовать искусство фехтования России.
Я всегда испытываю благодарность к тем людям, который среди своих плотных графиков, находят время для праздника.
Поскольку мы все знаем, что девизом нашего движения должны стать слова:
"От древних корней - к современному росту"
Вы находитесь сейчас на церемонии торжественного открытия Полигона исторических боевых искусств, и я надеюсь, что это будет новой вехой в истории становления воина.
Доктор Дип Сингх".

Роман Спачил. Чешская республика.



Роман является одним из наиболее известных чешских специалистов по постановке и исполнению фехтовальных сцен. В его активе десятки работ в кино и сотни сценических проектов. Так же, Роман является чемпионом мира по артистическому фехтованию. Возглавляет чешский клуб исторического фехтования "Мерлет".
"Я рад услышать о новом специальном месте, разработанном для исторических боевых искусств. Каждый раз, когда мы готовим новую хореографию, каждый раз, когда мы репетируем какую-нибудь борьбу, каждый раз, когда мы проводим регулярное обучение и конечно каждый раз, когда мы организуем соревнование - у меня есть мечта - иметь специальный зал только для нашей цели. И Вы имеете такой зал! Удачи на новом месте! И я надеюсь, что это поможет открыть "дверь" новым кадетам, очарованными романтикой древнего боя.
И я могу сказать, что это - большая часть моей жизни!
Наилучшие пожелания всем!

Петер Коза. Словакия.



Петер - самый удивительный мастер современности. В совершенстве владеет цеоым рядом итальянских, испанских, немецких и французских школ эпохи Ренессанса, Средневековья и Барокко. Ученики и последователи Петера преподают историческое фехтование во всем мире. Среди них Роман Спачил, Свен Буангартен, Борек Бельфин и другие.
Я считаю за честь и себя, отчасти, причислять к ученикам маэстро Петера.
"Дорогие гости и любители боевых искусств!
Для меня это чрезвычайная честь, передать мои слова и мысли слушателям такого глубокого внимания которое связано с открытием и деятельностью полигона исторических боевых искусств.
Поэтому я буду говорить о том, чем я занимался почти всю жизнь - фехтованием исторического направления.
Во-первых, если мы говорим о фехтовании, мы говорим о человеке. Его анатомические свойства, определенные геометрией и математикой в связи с психологией - это главный инструмент для правильного фехтования. Значит, занимаясь оружием, мы всегда занимаемся человечеством, и уже в средних веках, в манускриптах говорится, что отвага, сила и движение очень важны для победы, но сама победа начинается с духа.
В самом деле, фехтование принадлежит к тем человеческим занятиям, которые наиболее связаны с рыцарским духом, и его мастера были не только инструкторами оружия, но и хранителями чести, и экспертами в вопросах дуэли.
Они говорили своим ученикам: не вступайте в дуэль, если есть другая возможность разрешить обиду но сохранить честь. Потому что это самая большая ответственность, взять жизнь другого человека, так же как и погибнуть, не имея важных причин. Но если нет другой возможности, тогда пользуйтесь всем искусством, которое вы у меня учили, чтобы репрезентовать ваше мастерство и мою школу. И помните - не тащите легкомысленно свой меч из ножен, потому что испанские производители мечей правы, когда они пишут на клинке: "Не тащи меча без причины, не скрывай в ножнах без чести".
(No me embaines sin razón, no me saques sin honor).
Кроме того, фехтование это искусство и наука в одном.
Искусство, потому что оно требует оригинальные мысли и движения "теперь и на этом месте".
И наука, потому что все принципы возможно точно и функционально повторять, и это действие практически доказывается победой.
Но победа над собой самим - это должна быть главная цель, главное стремление каждого из тех, кто занимается искусством меча. И я верю, что фехтование дает мне способ и возможность этого достигнуть.
Я желаю вашему полигону успешное начало, но еще больше успешной и наполненой деятельности.
Салют!
Петер Коза,
Учитель, и вечный ученик фехтования".

Кристоффер Йоргенсон. Норвегия.



Кристоффер - один из самых интересных постановщиков фехтовальных сцен. Его оригинальное видение и тонкое чувство юмора всегда обеспечивают ему шумный успех на сцене. Кристоффер является неоднократным чемпионом мира по артистическому фехтованию. Так же он - один из координаторов и старших преподавателей в Северной Ассоциации сценического фехтования.
"Поздравления из Норвегии!
Я с большой радостью узнал об этом новом учреждении в Санкт-Петербурге.
Я знал Сергея Мишенева и Галину Чернову в течение почти 10 лет, с того времени, когда мы встретились на нашем первом чемпионате в Италии. С тех пор, они постоянно расширяли мое понимание фехтования, как классического, так и театрального. Мир артистического фехтования был бы намного хуже без них!
Давайте вместе поддерживать Сергея в его тяжелой работе и в его проектах. В мире не так много учителей, совмещающих мастерство современного и старинного искусства фехтования, знающих фехтование как спорт, классику, и сцену.
Этот мастер, объединяя целостность с любопытством, очень настойчив в обучении и приобретении опыта, и в то же время открытый к новым вещам. Не все учителя сами способны делать то, чему учат, не все рискуют стать простыми исполнителями и, тем более, студентами. Сергей идет на все это. Вместе с Галиной, он дает нам смелый и щедрый пример, который вдохновляет многих. И теперь, пришло время получить ему, его коллегам и студентам новое помещение, которого вы, несомненно, заслуживаете.
Таким образом, я кротко поднимаю свой меч, приветствую Вас, и нетерпеливо жду, чтобы видеть, какие замечательные вещи разовьются в этом космосе.
Ваш, Кристоффер Йоргенсен".

Ран Артур Браун. Италия.



Ран - один из онователей европейского турнирного движения в мире артистического фехтования. Он является организатором нескольких крупных международных соревнований по арт фехтованию, а так же квалифицированным судьей. Ран регулярно проводит семинара по различным видам фехтования, и является руководителем клуба бартитсу в Италии.
"Я много лет я знаю Сергея, и честно могу сказать, что он лидер в нашей области. Трудно найти людей, которые живут только от их таланта и их меча, а Сергей делает не только это, но и предоставляет возможности другим людям развиваться и расти в нашем направлении.
Он сближает Восток и Запад, и потому его образование универсально, и очень актуально на международном уровне.
Сергей - один из немногих, кто находит мастеров меча во всем мире, и именно в нем можно обнаружить все лучшее от этих мастеров.
Искусство меча это не только спорт или театр. В фехтовании мы находим стиль жизни, вопрос чест и любовь к истории. И только объеденив все эти пути можно надеяться на лучшее будущее!
Удачи, мой брат, с Вашим новым приключением! Я надеюсь скресть наши мечи в ближайшее время!
Ваш друг,
Ран Артур Браун,
Дипломированный режиссер и экшн-балетмейстер.

Нукри Мчедлишвили. Грузия.



Нукри - признаный мастер грузинских боевых искусств. Президент Международной федерации грузинских боевых искусств "Хридоли". В настоящее время в Грузии рассматривается вопрос о присуждении Нукри Мчедлишвиди звания "Человек года".
Дорогие друзья!
Мы очень рады вашему событию. Вы делаете очень хорошее, интересное и нужное дело для истории и для завтрашнего дня. Сергей, пусть Бог покровительствует тебе и твоим друзьям. Передавай привет всем нашим друзьям, друзья всегда ждут вас. Пусть святой Георгий хранит ваши жизни, и пусть помогает в беде.
Нукри.

И, наконец, я получил очень важное для нас письмо из страны, которая еще совсем недавно была так близка.
Эфкан Чалиш. Турция.



Эфкан - мастер и чемпион национального боевого искусства Турции матрак. Более десяти лет назад он возродил этот экзотический вид фехтования в качестве национальной спортивной дисциплины и с тех пор пропагандирует его во всем мире.
Приветствую, мой брат.
Дорогой брат Султан Сергей, ты, и моя вторая семья, и дорогие друзья в России.
В наше время в мире происходят плохие вещи для счастья. Мы, турки, теряем любовь русских людей. Но я живу надеждой, что в ближайшем будущем все будет лучше, чем сейчас.
Я два раза был в России, и видел русских, которые интересуются искусством меча. Это - элитные люди.
У нас есть очень хорошая поговорка об искусстве меча:
"Когда мечи говорят все становится тихим"...
All figures come from heart of warrior.
Я уважаю усердного Султана Сергея и его студентов.
Вы все удачливы, потому что у Вас есть настоящий лидер в искусствах меча.
Однажды я надеюсь, что мы встретимся снова и будем практиковать турецкое искусство меча.
С моими Наилучшими пожеланиями
Efkan Çalış
Основатель турецкого боевого искусства Cenk Sanatı Matrak
Раньше, мне казалось очень странным, что многие средневековые учебники по фехтованию, в обязательном порядке включают в себя разделы посвященные борьбе без оружия. Не могу сказать, что мне эти разделы не нравились - оригинальные и эффективные приемы завораживали своей красотой, брутальностью, необычным, историческим колоритом. Но причем здесь фехтование?
Сейчас я понимаю, что в юности, мое мировоззрение в большой мере определялось хрестоматийным спортивным лозунгом: "Быстрее, выше, сильнее!" А эта парадигма, перекочевав из области олимпийских идеалов начала XX века в современный спорт высших достижений привела к появлению узкопрофильных специалистов высочайшего класса, которые, ради этого высочайшего достижения, не умели решительно больше ничего.
Но так было не всегда. Точнее - почти никогда!
И теперь, мысленно перебирая мастеров (и мастерство) прошлого, я убеждаюсь в жизнеспособности и историчности другой, более универсальной парадигмы.
В самом деле, многие средневековые учебники фехтования показывают приемы борьбы без оружия. А так же элементы самообороны против бойца, вооруженного кинжалом. Таковы Тальгоффер, Дюрер (Отт), Лихтенауэр и другие.







Та же картина в трактатах Ренессанса. Борьбу и самооборону можно видеть, например, у Мароццо.
В Новое время, многие учителя фехтования преподавали так же борьбу и бокс, а некоторые даже синтезировали собственные универсальные системы боя с оружием и без. Такими новаторами являются, например, Шарлемон во Франции или Бартон Райт в Англии. В это же время, в России, французский мастер боевых искусств Эрнест Лусталло преподавал, одновременно, фехтование на саблях и французский бокс сават.





И позже, уже в XX веке, учителя фехтования писали и редактировали учебники самбо, бокса и рукопашного боя. Мастер спорта и фехтовальный педагог Константин Трофимович Булочко преподавал самооборону, Виктор Константинович Добровольский был соавтором первого учебника по фехтованию и самообороне, Иван Эдмундович Кох был чемпионом Ленинграда по фехтованию, преподавал сценическое фехтование и выпустил брошуру "Рукопашный бой в окопе"...



Так что, если присмотреться, настоящее, подлинное историческое фехтование, практически обязательно совмещается с борьбой, рукопашным боем, самообороной.
Учитывая этот факт, мы решили открыть, на базе нашей фехтовальной Академии, совершенно новое, небывалое для нас, направление: класс средневековой борьбы.
В качестве основы, мы избрали немецкую средневековую борьбу, зафиксированную в 1539 году в трактате Фабиана фон Ауэрсвальда. Сейчас, мы только начинаем расшифровывать восемьдесят пять приемов, проиллюстрированные Лукасом Кранахом старшим. Этот процесс оказался настолько увлекательным, что я и сам, с большим удовольствием включился в него.

ОСТРОВ ДЛИННЫХ МЕЧЕЙ

В очередной раз, наша Академия открывает класс длинного меча. Занятия будут проходить в новом фехтовальном зале на Васильевском острове, размеры которого позволяют уверенно орудовать мечами двум десяткам бойцов одновременно. Для нужд нового направления мы уже сейчсас закупаем необходимое оборудование и разрабатываем специальный дизайн зала, который должен способствовать наиболее эффективному и интересному обучению. И пока происходят все эти важные приготовления, пока формируется новая группа, я решил вспомнить о истории меча. Не вообще, конечно, а в масштабах нашей школы и моей фехтовальной жизни...
Мой учитель Николай Владимирович Чугунов специализировался на шпагах. Собственно, позже, эта специализация и мне передалась. Однако, романтика средневекового фехтования очень интересовала моего маэстро, и поэтому он, еще с конца 70-х годов пытался заказать себе настоящий меч. В те времена это было непросто, поэтому заказ и его реализация затянулись на много лет. Строго говоря, первые мечи у Чугунова появился уже при мне, то есть во второй половине 80-х.
Я хорошо помню эти внушительнгые двуручники: широкие тяжелые клинки, клепаные из трех частей перекрестья, резные деревянные рукояти с ромбовидными утолщениями посередине... Практиковались на этих мечах сам Чугунов, и его старший ученик, так же мой тренер, Константин Евгеньевич Охонский.
Размашистые, амплитудные движения, звон тяжелых клинков, настоящие искры... Да, это впечатляло!


Неприлично юный Сергей Мишенёв с двумя саблями против Руслана Каприлова с длинным мечом.

То фехтование, хотя и называлось историческим, к настоящим, историческим школам фехтования отношения почти не имело. Это было то, что спустя много лет я стал называть классицизмом. То есть использованием классической техники на неклассическом оружии. Кстати, довольно эффективная, хотя и не историчная технология. И именно ей я начал учиться в те годы. В последствии, по технологии классицизма, я освоил практически все виды европейского холодного оружия. Но сейчас речь не о нем.
Первые настоящие знания о длинном мече я получил не в фехтовальном зале, а в библиотеке. Государственная Публичная, ныне - Российская Национальная библиотека, обладает большим собранием фехтовальных трактатов, которые я изучал в течении нескольких лет. И, в частности, мне довелось познакомиться с несколькими работами, посвященными длинному мечу.
Именно там, в читальном зале Публички я увидел подлинные движения со старинными мечами и даже начал их воспроизводить...
В последующие годы мне пришлось довольно много работать с мечами - на выступлениях, мастер-классах, съемках.


Семинар по длинному мечу в Италии. Сергей Мишенёв и Али МакЛелан.

В 1989 году я начал работать в конно-спортивном театре "Зрелище". Как раз в тот момент, когда театр начал работу над крупным гастрольным проектом - первым в Советском Союзе шоу "Рыцарский турнир". Специально для этого турнира были изготовлены шесть мечей, несколько щитов, кольчуги, рыцарские плащи-коты и горшковидные шлемы. Мне досталась работа по постановке и исполнению боев на мечах. Эта часть шоу считалась менее значимой, чем конные бои на копьях, однако для меня это была первая настоящая самореализация. В дальнейшем, вместе с театром и этой программой, мы совершили длительное турне по России - Владимир, Гусь Хрустальный, Саранск, Елец и еще несколько городов.
С середины 90-х годов, в течении нескольких лет, я работал каскадером и постановщиком боев на последней советской исторической кино-эпопее "Ермак". В течении долгих месяцев я ставил самые разнообразные бои на саблях. Их, в какой-то момент, стало так много, что эта самая сабля начала мне буквально сниться. С тоской вспоминал я близкие моему духу европейские шпаги, рапиры и мечи. И вот - неожиданная радость! В армии Ермака появился новый персонаж - ливонский рыцарь с настоящим длинным мечом! Эпизоды с его участием (роль рыцаря исполнил Сергей Джигурда) я ставил с особым усердием. А момент, где рыцарь одним махом сносит голову татарину, не доверил никому: сам вооружился искусственной татарской головой и с наслаждением исполнил этот трюк.


Древний архив. Трюковая группа кино картины "Ермак".

А в 2007 году, я получил предложение от кинокомпании "Никола-фильм" на очень большую работу. Для картины с рабочим названием "Александр. Молодые годы" нужно было поставить большое колличество боев, подготовить трюковую группу, взять на себя фехтовально-художественный контроль над армией реконструкторов и обеспечить более-менее сносное фехтование постоянно меняющейся массовке. С этого момента, нескольких своих наиболее сильных учеников я полностью перевел на мечи и в течении полугода мы занимались только этим оружием. Одновременно началась работа над постановкой боев.
Эти бои, впрочем, не должны были напоминать фехтование из западноевропейских трактатов позднего Ренессанса, поэтому мои библиотечные знания, в этот раз, почти не пригодились, а основная часть работы была произведена по технологии все того же старого, доброго классицизма.


Длинный меч на книжной ярмарке в Санкт Петербурге, 2014 год.

Но самые главные знания о длинном мече я получил лишь в начале 2014 года. К этому времени я уже знал все ключевые трактаты, имеющие отношения к этому предмету, сделал ряд переводов, уверенно владел базовой терминологией, поставил десятки боев в кино, театре, на телевидении, подготовил учеников и учителей, однако только знакомство с мастером из Словакии Петером Козой раскрыло мне настоящие секреты немецкой школы "А", последний семинар по которой он провел специально для моей группы.


Маэстро Коза демонстрирует технику со своим учеником Бореком Бельфином.

К этому моменту, в моей школе уже не было длинного меча - основные силы нашей команды были сосредоточены на колющей и рубящей классике, мы изучали национальные виды фехтования, такие как матрак, парикаоба, польская крестовая школа, индийская боевое искусство "гатка". Однако, после семинара маэстро Козы, я принял внутреннее решение о возвращении длинного меча в наш арсенал. Для этого, впрочем, нам нужны были новые производственные мощности. Прежде всего - новый зал. Кроме того - новый инструктор, способный преподавать длинный меч и соответствующий профессиональным запросам и традициям преподавания нашей Академии.
Теперь, все это есть.
Как продолжится история длинного меча в нашем маленьком фехтовальном государстве - покажет время. Вероятно впереди нас ждут турниры и фестивали, выездные зарубежные семинары и мастер-классы иностранных специалистов, выступления, съемки в кино, трудовые будни совместные праздники.
А начнем мы традиционно - с формирования новой группы.
Звоните 8(921)9510127 и записывайтесь!

Неоднократно мне приходилось отвечать на вопрос "Что такое классическое фехтование? Чем оно отличается от спортивного?" Ответов тут может быть множество. Можно опираться на историю вида, можно рассуждать о специфической технике и тактике, можно увидеть разницу в правилах проведения соревнований. Но если быть кратким, я предпочитаю отвечать так: "Спортивное фехтование - это фехтование для детей и юношества. Классическое - для взрослых". И именно на работу со взрослыми клиентами мы, в течении последних двадцати лет и ориентировались, развивая классику, а так же другие исторические виды, национальное и сценическое фехтование.
Когда в прежние времена мне звонили родители, я так и отвечал: детей своих отдавайте лучше в спортивную школу, а сами пожалуйте к нам. Чаще всего так и получалось. И спортивные школы, надо сказать, отвечали мне таким же "алаверды". То есть, когда в ДЮСШ по фехтованию являлся, к примеру, взрослый дяденька, обычно его перенаправляли в Школу Фехтовальных Искусств Сергея Мишенёва. И в Санкт Петербурге между классическим и спортивным фехтованием царила полная гармония.



До поры, правда, до времени. Законы рынка суровы, и вот, в какой-то момент, детско-юношеские спортивные школы стали принимать к себе взрослых людей. Нелепо но объяснимо. Смысла для развития спорта в этой метаморфозе не было никакого однако, коммерческая подоплека налицо. И моя концепция, гласящая "Спорт - для детей, классика - для взрослых", перестала находить подтверждение в в современных обучающих реалиях.
В свою очередь и я перестал проявлять излишнюю щепетильность, и стал охотно брать детей любых возрастов. Однако моя мысль о возрастных предрасположенностях к тому или иному виду фехтования, за последние несколько лет, только окрепла.



А количество детей, приходящих в нашу Академию, тем временем росло. И, более того, появились небывалые прежде запросы от родителей совсем маленьких мушкетеров, возраст которых колебался в пределах четырех - пяти лет. Идя на встречу пожеланиям клиентов, мы набрали и такую группу. Правда, в этом возрасте, дети не могут уловить разницу между спортивным и любым другим видом фехтования. Да мы к этому и не стремимся. Наша самая маленькая группа, скорее, ориентирована на своеобразную фехтовальную гимнастику, игры, с элементами специальных движений, растяжка, "фехтовальноподобные" упражнения... То есть та двигательная основа, после которой, подросший ребенок сможет легко перейти в любой вид фехтования.



Ну а если в любой, то это означает, что актуальность создания детско-юношеской спортивной секции на базе нашей Академии окончательно назрела! И поэтому, с ноября мы открываем новое направление - спортивное фехтование на шпагах для детей до 18 лет. Наши спортсмены будут тренироваться в специальной группе два раза в неделю, а так же (по своему персональному расписанию) индивидуально. При этом у них будут все перспективы спортивного роста: участие в соревнованиях, аттестация на спортивные разряды и тому подобные идеалы, соответствующие олимпийскому лозунгу "Быстрее, выше, сильнее!"



Что же касается взрослых, то их в нашей Академии по-прежнему ждет фехтование для взрослых: колющая и рубящая классика, боевая трость, фехтование эпохи Ренессанса, длинный меч, польская сабля, артистические и национальные виды, а так же еще одно новое направление - трюковая и классическая стрельба из лука. То есть, не "Быстрее, выше, сильнее!" а, наверное, так: "Красивее, тоньше, точнее!"

Вопросы - 4

Какую форму обучения выбрать: групповую или индивидуальную?
Хороший, между прочим, вопрос. В прежние времена я, неизменно отвечал – только индивидуальную!



Действительно, индивидуальный урок фехтования обеспечивает наиболее точную передачу мастерства от учителя к ученику. Именно в индивидуальном уроке настоящий мастер способен полностью раскрыть, расшифровать свое искусство, и раскрыться сам как учитель, психолог, лидер. Именно в индивидуально уроке магия посвящения проявляется особенно ярко, именно здесь, в таинстве один на один, происходит подлинное волшебство преображения неофита.



Технологически, индивидуальный урок обеспечивает мгновенную подстройку ситуации (ритма, интенсивности, эмоций и даже темы урока) под сиюминутные запросы и возможности ученика. При этом, ученик способен останавливаться, задавать вопросы, просить повторить наиболее сложные и непонятные элементы программы, варьировать скорость и плотность выполнения приемов и т. п.
Большое удобство для учащегося индивидуальной формы обучения представляет и индивидуальное расписание. Такое расписание каждый может составить с учетом собственного жизненного графика и потребностей, выбирая для себя любые дни, любые часы, и любое количество уроков в неделю. Так же, если учащийся индивидуальной программы не может, в какой-то день, прийти на урок, у него имеется возможность отменить его, или перенести на другой день.



Кроме того, и историческая традиция отчетливо указывает на индивидуальный урок как на единственный верный способ передачи ВЫСШЕГО мастерства. В то время как групповые (шереножные) технологии, эта самая традиция относит исключительно к оперативным нуждам массового обучения. Яркий пример – обучение самым элементарным приемам фехтования в армии.
Одним словом – сплошные преимущества!
Однако, за последние годы, я несколько пересмотрел свое отношение к групповым занятиям, находя в них плюсы, которых нет даже в индивидуальном уроке.
Самый очевидный из этих плюсов, это то, что занятие групповое. То есть, эта форма обучения подразумевает коллектив. А коллектив, как известно, это сила! В нашем случае, коллектив обеспечивает создание определенного настроения во время тренировки, чувство общности, радость совместного познания, командный дух.



Групповые занятия хорошо стимулируют дисциплину, обеспечивают стойкое рабочее настроение, а так же некоторую конкуренцию между учащимися, что создает дополнительную мотивацию к индивидуальному росту.



Так же, группа обеспечивает каждого учащегося партнером. Точнее – партнерами. Причем, партнерами реальными, как говорится, из плоти и крови, со своими человеческими и двигательными особенностями, достоинствами, недостатками. То есть, учащийся группы учится применять изучаемые приемы против реального человека. Опять же, оговорюсь, не против ОДНОГО реального человека, а против РАЗНЫХ людей. Это в корне отличает условия существования того или иного фехтовального приема в группе, от тех, в общем то, инкубаторных условий, в которых происходит знакомство с приемом в индивидуальном уроке. В последнем случае, учащийся выполняет прием против идеального и непогрешимого абсолюта, каковым является любой квалифицированный специалист тренер. И – этот эффект хорошо известен специалистам – при переходе в область боевой практики, учащийся индивидуал часто сталкивается с трудностями адаптации идеального фехтовального приема к реальности поля боя. Ненадолго, конечно, но сталкивается.



Так же, при ближайшем рассмотрении, обнаруживается еще одна интересная особенность группового обучения. А именно: в процессе изучения материала, учащиеся по очереди ассистируют друг другу, выполняя, таким образом, отчасти, тренерскую функцию. И в процессе выполнения такой функции, каждый учащийся, знакомится с каждым изучаемым элементом не только снаружи (в качестве активного исполнителя), но и изнутри.



Ну и конечно, атмосфера дружеского общения, которая зарождается в хорошем коллективе, совместное решение задач и достижение целей, взаимопомощь и взаимовыручка, совместные праздники, все это обеспечивает целый набор эмоциональных преимуществ группового обучения перед старым добрым индивидуальным уроком.



Ах да, и конечно, еще одно заметное преимущество группового обучения — его стоимость. К примеру, в нашей Академии, стоимость одного индивидуального урока составляет 1000 рублей. А обучение в группе, в среднем (в зависимости от количества дней в месяце), — 500 рублей за одну тренировку. При этом индивидуальный урок длится 40 минут, а занятие в группе — полтора часа. Несложно подсчитать, что обучение в группе в четыре раза дешевле.



Что же касается динамики обучающего процесса, то в процессе группового занятия обучение проходит значительно быстрее, а при индивидуальном уроке — глубже, качественнее.
Поэтому некоторые учащиеся выбирают для себя универсальный формат. То есть — регулярно занимаются в группе, и, периодически, назначают себе индивидуальный урок. Таким образом, ученик как бы «убывает двух зайцев»: с помощью группы обеспечивает себе быструю программу обучения, и, с помощью индивидуального урока, повышает качество.

Вопросы - 3

Вопросы 3…
«Что такое современная школа гладиаторов?»
Действительно, что такое, скажем, итальянское фехтование эпохи Ренессанса, более-менее, понятно. Это какое-то фехтование, с большей или меньшей степенью достоверности воссозданное по старинным учебникам. Или, допустим, хевсурское фехтование парикаоба. Это такой национальный вид, который чудом и усилиями горстки мастеров дотянул до наших дней, и теперь, на волне роста национального самосознания обретает «второе дыхание» на своей исторической Родине. Или, к примеру, сценическое фехтование…
Да что там перечислять! Все здесь, более-менее понятно, кроме этой самой школы гладиаторов.
Действительно, боевые искусства гладиаторов – фехтование с использованием экзотических видов оружия, борьба, работа в строю и т. п., могут быть реконструированы лишь поверхностно, с очень большими оговорками и с минимальными претензиями на аутентичность. Ведь традиция эта исчезла более полутора тысяч лет назад (никакая «горстка мастеров», как в нашем примере с парикаобой здесь не возможна), а первый учебник фехтования увидел свет без малого через 900 лет после последнего гладиаторского поединка.
Так что же мы вкладываем в понятие «школа гладиаторов» сегодня, открывая это направление в нашей Международной Академии Фехтовальных Искусств?



А вкладываем мы в это понятие вот что.



- Фехтование. Не классическое, конечно, и не ренессансное. И даже не средневековое. С античной традицией нашу школу роднит, как минимум, оружие. Гладиусы, щиты различных форм и размеров, кривой кинжал «сика», сеть и трезубец фусцилла – мы планируем воссоздать максимальный античный арсенал бойца арены. Что же касается техник боя, с применением этого арсенала, то тут в дело вступает, прежде всего, наша фантазия, опыт, авторское видение. Кстати, я уверен, что эти же качества играли решающую роль и у древнеримских ланист, разрабатывавших техники для своих подопечных. Ведь подготовка гладиатора всегда отличалась от подготовки профессионального воина легионера. И искусством применения оружия не ограничивалось. Следуя этой традиции, одной из составляющих нашей гладиаторской подготовки стала…



- Борьба. Да, мы намерены уделять большое внимание безоружному единоборству. А так же приемам борьбы против вооруженного бойца. В основе этого направления мы использовали греко-римскую борьбу. И не только потому, что название этого вида единоборств хорошо подходит к нашей теме. Греко-римская борьба является мощным средством развития специфической гибкости и силы, то есть – атлетизма, – качества, которое по нашему видению, чрезвычайно важно для настоящего гладиатора. Настолько важно, что для его развития, мы делаем ставку на еще один компонент подготовки. А именно…



- Акробатика. Не акробатика вообще, а ее отдельный, специфический сегмент, который мы назвали «боевая акробатика». Раздел, в который входят такие элементы подготовки многофункционального бойца как кувырки, колесо, рондат, стойки на руках, мост, поддержки, различные техники подъемов из положения лежа. И конечно, падения из различных положений с самостраховкой. А памятуя о гладиаторской стилистике, то и падения с оружием, щитами и в доспехах. А где доспехи, там и…



- Реконструкция. Да, мы (все руководство Академии) никогда в жизни не занимались реконструкцией. Однако, это не означает, что мы реконструкцию не любим. Наоборот! Просто необходимости не было. А вот в контексте гладиаторской школы, историческая реконструкция гладиаторского снаряжения, пожалуй, оказывается весьма уместной. Поэтому, мы и сами готовы приобретать для целей нашей школы гладиаторские шлемы, маники и сублигакулумы, и у наших учеников гладиаторов подобные стремления намерены поощрять. Тем более, что без хорошего, красивого снаряжения, невозможно полноценно воплотить еще одну неотъемлемую составляющую гладиаторского искусства. А именно…



- Театр. Профессиональный гладиатор древнего Рима периода расцвета традиции был не только бойцом, но и актером. Да, ни Станиславского ни Мейерхольда древний гладиатор не знал. Однако, пластическая выразительность, умение работать на публику были присущи каждому профессионалу. И присущи отнюдь не от природы! Из античных источников известно, что гладиаторы, к примеру, специально изучали героические позы, чтобы использовать их во время боев. А потому элементы актерской подготовки мы намерены включить в качестве полноценной и завершающей составляющей нашей школы гладиаторов.
А поскольку эта школа будет базироваться при фехтовальном зале имении Ивана Сивербрика, остроумцы уже окрестили ее на соответствующий латинский манер…
ЛУДУС СИВЕРБРИКУС!

Вопросы - 2

Вопросы 2...
Пожалуй, чаще всего в жизни, мне приходится отвечать на вопрос «для чего современному человеку фехтование?» Любимый вопрос всех журналистов по отношению к любому (насколько я понимаю) фехтовальщику. При этом, некоторые из вопрошающих, считают необходимым пояснить, мол, вот бокс – тут все понятно: позанимался боксом, и можно на улице за себя постоять. А фехтование? В этом месте обычно следует железобетонный журналистский штамп: «Вы же со шпагой по улице не ходите!»



Итак: «Для чего современному человеку фехтование? Другое дело – прикладные виды – бокс, самбо, карате… Это может пригодится в жизни! А фехтование? Вы же со шпагой по улице не ходите!»
Вопрос, на самом деле, важный. Потому что он может поставить в тупик многих начинающих фехтовальщиков любого возраста. Ведь на самом деле, фехтованием действительно занимаются не для самообороны, и со шпагами мы по улице не ходим. Так на чем же базируется наш интерес к этому архаичному искусству?
А ведь разгадка проста. Условный журналист, которого мы привели в качестве канонического примера в начале повествования, является пленником ментальной тюрьмы. И, что характерно, нас тоже пытается туда заманить. Суть подобных вопросов заключена в ошибочном представлении, будто бы понятие «боевые искусства» тождественны понятию «самооборона». Однако, далеко не все боевые искусства могут быть отнесены к самообороне, и, таким образом, применимы на вожделенной «улице». Следовательно, искусство фехтования, в категорию «уличных» тоже не вписывается. А строго говоря, никогда и не вписывалось.
Но я предпочитаю смотреть на этот вопрос еще шире, выделяя в словосочетании «боевое искусство» именно понятие «искусство». Ведь если мы признаем за фехтованием права искусства, вопрос о его актуальности, современности, «уличности» и т. п., отпадет сам собой. Никому же не придет в голову спрашивать, к примеру, композитора, «для чего современному человеку музыка?». Или приставать к художнику с вопросом «для чего современному человеку живопись?»



Так же и с фехтованием. Точнее – с ИСКУССТВОМ фехтования. Оно – ни для чего. И одновременно – для всего. Ибо, как гласит один из афоризмов Оскара Уайлда, «всякое искусство совершенно бесполезно». Или, говоря иначе – самодостаточно.
Человек, занимающийся искусством, находится на пути глубокого индивидуального развития, его жизнь наполнена творческими переживаниями и собственным внутренним смыслом. При этом совершенно не важно, что у человека искусства в руке: кисть, смычок или шпага.
А вот какая именно шпага – дворянка XVIII века, ренессансная рапира, классический флорет второй половины XIX века, или вообще – польская сабля, западноевропейский меч, хевсурский палаш – это уж каждый мастер (или начинающий неофит) решает для себя самостоятельно, исходя из собственных сознательных или неосознанных предпочтениях.



Ну, собственно, как и каждый художник, который сам выбирает между кистью, карандашом или граверным резцом.

Вопросы

Вопросы…
В преддверии открытия нового фехтовального сезона, в наши группы все чаще приходят вопросы от людей, которые хотели бы приобщиться к фехтованию, но не знают как это сделать. Их вопросы, зачастую оказываются настолько важными, точными и глубокими, что я счел необходимым поговорить о них отдельно.
От себя добавлю: вопросы, и ответы на них, важны для каждого потенциального учащегося. Но я лично, наблюдаю и обратный эффект: хорошие вопросы не менее важны не только для вопрошающего, но и для отвечающего.
В данном случае – для меня.
Итак, сегодня разберем первый, самый частый вопрос.
«Я хочу заниматься фехтованием, но не знаю, с чего начать».



Пожалуй, самый главный вопрос нашего цеха. С чего начать? Какой вид фехтования выбрать? Мнения по этому вопросу расходятся. Некоторые считают, что начинать целесообразно исключительно со спортивного фехтования. Другие видят логику в том, чтобы осваивать различные школы фехтования постепенно, начиная с самых архаичных. То есть, к примеру, сначала меч, затем ренессансная рапира, потом шпага Барокко… Кто-то настаивает на том, что начинать занятия можно с чего угодно, лишь бы душа лежала.
У нашей Академии, соответственно, тоже есть своя позиция по этому вопросу. Она, эта наша позиция, базируется на традиции, которая предписывает начинать обучение с колющей классики. Этот вид фехтования является, пожалуй, наиболее сложным и, одновременно, фундаментальным, поскольку колющая классика закладывает у учащегося все краеугольные основы фехтовального боя, включая чувство оружия, чувство дистанции, понятия о секторах, атаках, контратаках, защитах. Колющая классика так же знакомит учащегося с терминологией фехтования, которая, хотя и не является универсальной, понятна большинству фехтовальщиков во всем мире.



Пройдя ученичество в колющей классике, учащийся может выбрать специализацию по итальянскому Ренессансу, польской крестовой школе или мечу со щитом. А вот обратный процесс, хотя и возможен, но затруднен. После длинного меча, к примеру, изучение колющей классики будет особенно трудным.
Предлагая колющую классику в качестве базового вида, мы, так же, следуем традиции прошлого. В пособии XIX века сказано: «после изучения фехтования на рапирах, освоить любое другое оружие будет не трудно».
То есть – колющую классику в фехтовании можно сравнить с латинским языком в лингвистике. После изучения латыни, изучение других языков будет легким.
Стоит добавить, что все мои ученики, которые добились значительных результатов в том, или ином виде фехтования, начинали свой путь в нашем боевом искусстве именно с колющей классики. Кроме того, именно классическое фехтование является основой сценического боя с оружием. Причем – во всем мире.
Однако, все сказанное – не догма. При всех достоинствах колющей классики, следует отметить, что если учащийся твердо знает, что именно ему в фехтовании интересно, то именно с этого интересного он и может начинать. Лучшее доказательство эффективности такого пути – национальные виды фехтования. Я знаком с десятком мастеров хевсурской парикаобы, турецкого матрака или индийской гатки, которые ни разу в жизни не видели классическую рапиру.
Поэтому, если Вы твердо знаете, что родились, скажем, для польской сабли – наш класс польской крестовой школы для Вас.
А если Вы еще не решили, какое именно оружие Ваше, или, наоборот, точно знаете, что хотите изучать вообще все существующие виды фехтование, то добро пожаловать в мир колющей классики.
А там видно будет!