?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

ГРОМКОЕ ДЕЛО ТОРНТОНА

Для меня эта история началась в начале 90-х годов прошлого века, когда я начинал писать книгу о судебных поединках. Забегая вперед замечу, что книгу эту я так и не написал, а собранные мною материалы вошли в другие работы. Но сейчас не об этом.
В поисках информации об интересующем меня предмете, я обнаружил больше количество примечательных брошюр конца XIX – начала XX веков. Именно в те годы, российская общественная мысль была взбудоражена законом 1894 года, который легализовал дуэли в офицерской среде. Десятки авторов, среди которых были политики, писатели, военные, историки – заинтересовались темой дуэльного поединка и, в процессе исследования этой традиции, большинство из них обратилось к ее истории. При этом, практически все упомянутые исследователи, возвели историю дуэли к судебным поединкам Средневековья. Идея, по моему убеждению, в корне ошибочная, но сейчас и не об этом тоже.
А рассказать я хотел вот о чем. Читая авторов столетней давности, я тогда впервые познакомился с любопытным фактом: оказывается, что средневековый обычай судебного поединка кое где заметно пережил средние века. А дольше всего, продержался в своде законах Англии, где был отменен лишь в 1819 году в связи с громким делом Торнтона.
Именно такая формулировка – «громкое дело Торнтона» встретилась мне сразу в нескольких изданиях. При этом, о сути дела, авторы даже не упомянули. Вероятно, они дружно полагали, что о таком громком деле читатели, конечно, и так знают.
Я, читая их работы спустя почти сто лет после их издания, о громком деле даже не слышал. Но, поскольку, дело это касалось истории судебных поединков – то есть – было напрямую связано с историей фехтования и предметом моего текущего исследования, мною овладело жадное любопытство. И утолить его было практически невозможно. Для тех, кто плохо помнить начало 90-х – уточню: интернета в те давние времена у нас еще не было…
Сосредоточив свои поиски вокруг упомянутого инцидента, я нашел, наконец, упоминание, что каменщик Абрахам Торнтон, обвиненный в убийстве некоей Мери Эшворт, в 1817 году потребовал судебного поединка с обвиняющей стороной, дабы доказать свою невиновность. Торнтон, при этом, ссылался на забытый, но официально не отмененный древний закон. Удалось установить и оружие, которое должно было использоваться – дубинки со щитами.



Абрахам Торнтом и Мэри Эшворд.

Но это – все. В доступных мне источниках я не смог даже выяснить, состоялся ли примечательный поединок, или Торнтон его всего лишь «потребовал».
В те далекие годы, удовлетворить мое любопытство мне не удалось. Однако, словосочетание «громкое дело Торнтона» крепко врезалось мне в память. Так крепко, что когда, в 2014 году, я услышал фамилию Торнтон, я мгновенно вспомнил и пресловутое «громкое дело».
А услышал эту фамилия я вот где. В Гамбурге, некая крупная общественная организация, ежегодно проводит большой семинар по различным видам исторического фехтования. Для проведения семинара привлекаются признанные специалисты со всего мира. В упомянутом, 2014 году, я совершал большое путешествие по 10 европейским странам. Основной целью поездки был семинар мастера Петера Козы, который мы организуем каждый год, И в качестве дополнительного бонуса, во второй половине нашего большого маршрута, мы записались на гамбургский семинар. Как говорится, себя показать и людей посмотреть.
Именно на этом семинаре, я встретил человека, которого звали Роберт Торнтон. Его фамилия, всколыхнула во мне волну воспоминаний о том самом деле, которое так раздразнило мое любопытство за двадцать с лишним лет до того. И поэтому, по возвращении домой, я вновь обратился к поискам.
На этот раз, в моем распоряжении был интернет и масса зарубежных источников. Поэтому, после недолгих (теперь это действительно оказалось совсем несложно) поисков, передо мной раскрылась загадочная детективная история которая, в свое время действительно стала очень громким делом.
Все началось 27 мая 1817 года. В этот день, некий простолюдин из местечка Эрдингтон, по дороге на работу, наткнулся на окровавленную женскую одежду. Он поспешил сообщить о находке в полицию. Стражи порядка тщательно обыскали окрестности и обнаружили следы, принадлежавшие мужчине и женщине. Следы привели полицейских к затопленной песчаную яму. И в этой яме было обнаружено тело известной и всеми любимой девушки Мери Эшворт. Ее рука была сильно ранена, а оставшиеся фрагменты одежды окровавлены…
Опросив местных жителей, полиция вскоре смогла достаточно точно воссоздать последний день жизни мисс Эшфорд.
26 мая Мэри приехала Эрдингтон в Бирмингеме продавать молоко на местном рынке. Было 6 часов вечера, когда Мери, закончив продажу, отправилась к подруге, некоей Ханне Кокс, чтобы переодеться. Мери одела новое платье, и они с Ханной пошли на танцы.
Недостатка мужского внимания юные леди на танцах не испытывали. Мэри большую часть вечера провела в компании молодого Мейсона Абрахама Торнтона, в то время как Ханна танцевала с парнем по имени Бенджамин Картер.
Танцы закончились около полуночи. После этого молодые люди отправились домой. Сначала они шли вчетвером. Однако, спустя какое-то время, Ханна и Бенджамин пошли в одну сторону, а Мери и Эшворт – в другую…
Дальше начинается непонятное. Согласно показаниям свидетелей, ночью, около 3 часов 30 минут, Мэри Эшфорд была замечена приближающейся к дому Ханны Кокс. Там в это время была только мать подруги – сама Ханна, видимо, продолжала гулять со своим кавалером. Свидетель уверял, что Мери шла медленно и одна. В доме Ханны, Мери сняла новое платье и переоделась в рабочую одежду.
Около 4 утра, Мери попрощалась с матерью Ханны, сказав, что идет домой.
После этого ее видели живой еще два раза: в 4.15 и 4.25. Это показали два свидетеля: Джозеф Доусон и Томас Бродхерст. Мери шла по переулку одна.
После того, как эта картина была восстановлена, полиция немедленно отыскала и допросила Абрахама Торнтона. Узнав о случившемся, Торнтон, казалось, был потрясен. Он заявил, что был с девушкой до 4 утра, и оставался достаточно откровенным с полицией, пока не понял, что сам является главным подозреваемым. Похоже, что он понял это, только тогда, когда его арестовали и обыскали.
Детективы рассказали каменщику о событиях, которые произошли после того, как все четверо покинули танцы. Торнтон признался, что у них с Мэри был половой акт, но отрицал, что он изнасиловал и убил девушку, настаивая. что секс произошол по взаимному согласию.
По его словам, после того, как Ханна и Бенджамин покинула их, они с Марией шли рукой по полю (там и случилась близость), а затем четверть часа сидели на ступеньках одной из городских лестниц и болтали.
После этого они направились к дому Ханны, потому что Мэри захотела переодеться. Торнтон ждал ее некоторое время на улице, но девушка, по его словам, так и не вышла. В результате он пошел домой один. Действительно, несколько свидетелей подтвердили, что видели Торнтона примерно в это время. Один из них даже разговаривал с каменщиком около пятнадцати минут.
Но не нашлось ни одного свидетеля, которые видели бы Мэри и Абрахама после того, как они сидели на ступеньках городской лестницы. И расследование зашло в тупик…
Тем не менее, в августе 1817 года Абрахам Торнтон предстал перед судом присяжных. Сотни людей, которые считали, что это именно он убил Мэри Эшфорд, толпились возле здания суда в ожидании приговора. Но всех их ждало разочарование: судьям понадобилось всего шесть минут, чтобы признать Торнтона невиновным.
Однако, на этом дело не закончилось. Кроме сторонних наблюдателей, в виновности Торнтона был уверен и родной брат Мэри, Уильям Эшворт. Апеллируя к какому-то древнему закону, он сумел настоять на пересмотре дела. И 17 ноября 1817 года, Абрахам Торнтон вновь предстал перед судом. На этот раз его судил королевский судья лорд Элленборо. К этому времени дело об убийстве Мери Эшворд было уже известно всей стране. Все ожидали чего-то драматичного. Так и случилось.
Каменщик (или его друзья) тоже обратился к древним английским законам, многие из которых не функционировали уже несколько веков, однако, благодаря прецедентной системе британского судопроизводства, формально оставались действующими. Одним из таких старинных казусов был закон о доказательстве через поединок…
Во время нового судебного заседания, Торнтон неожиданно встал, и с криком «Я не виновен!» бросил перчатку к ногам Уильяма Эшворда. Вызов означал следующее: противники должны были драться на дубинках со щитами до тех пор, пока один из участников не сдастся, или окажется не в состоянии продолжать бой. Согласно правилам, в случае победы Эшворда, Торнтон автоматически признавался виновным в предъявленом обвининии и должен был быть немедленно казнен через повешение. В случае же победы, Торнтон также незамедлительно освобождался от всех обвинений по этому делу.
Судья, лорд Элленборо, вероятно, довольный тем, что труднейшее судебное разбирательство может быть решено так просто, с легкостью санкционировал поединок. И теперь, свой шаг должен был сделать Уильям Эшворд.
Однако, к разочарованию многочисленных наблюдателей, Эшворд не принял вызов, а лишь попытался оспорить санкцию лорда Элленборо через своего адвоката. Безрезультатно!
Согласно закону, после отказа оппонента от поединка, Абрахам Торнтом считался полностью оправданным. И в апреле 1818 года он был освобожден из-под стражи.
Теперь, никто не мог обвинить Торнтона в этом резонансном преступлении. Однако, на дворе стоял прогрессивный XIX век. Вера в архаичное доказательство через поединок ушла в прошлое вместе с романтическим средневековьем Вальтера Скотта. Поэтому многие простые люди, повседневно окружавшие Торнтона, сохранили собственное мнение относительно его участия в убийстве Мэри Эшворд. С каменщиком перестали иметь дела, старались не замечать на улице, не здоровались… Проще говоря – он был подвергнут общественной обструкции.
Пожив в родном городе в качестве изгоя еще некоторое время, Торнтон поступил вполне ожидаемо: собрал вещи, и навсегда уехал в Соединенные Штаты Америки.
Известно, что некоторые криминалисты до сих пор пытаются раскрыть убийство Мэри Эшворд, но пока никто не достиг успеха.
Таким образом, услышав о «громком деле Торнтона» в далекие 90-е, я сумел более-менее подробно познакомиться с ним лишь в 2014 году, благодаря мимолетному знакомству с неким Робертом, однофамильцем нашего героя.
Но, я бы не стал сейчас рассказывать эту историю, если бы она ограничилась только тем, что мне удалось прочитать в интернете. Потому что самую интересную информацию я получил после того, как написал Роберту письмо, в котором поинтересовался, не является ли он потомком Абрахама…
На мое первое письмо, Роберт ответил, что «этот парень» (Абрахам) действительно является его предком. Однако, Роберт ничего не знал о его предполагаемом поединке с Эшвордом.
Потрясенный, я тут же написал Роберту снова: «Ты знаешь что-нибудь об этой истории? Может, у вас есть семейные предания, рисунки, портреты? Это невероятно интересно!!!»
Ответ Роберта был примечательным. Нельзя сказать, что он пролил свет на убийство Мэри, однако, он ясно дал понять, почему был оправдан главный и единственный обвиняемый. Пожалуй, приведу это письмо почти целиком:
«О, у нас ничего не сохранилось с тех далеких времен. Но могу сказать следующее: наша семья переехала из центральной Англии в Бирмингеме и многие из нас были каменщиками. Эти каменщики принадлежали к тайной гильдии и были известны как «масоны». Масоны обладали мощными связями и пользовались защитой высокопоставленных юристов. Даже сегодня масоны сохраняются как тайное общество и пользуются льготами недоступными для рядовых членов общества. Поэтому неудивительно, что Абрахам так быстро был оправдан по обвинению в убийстве. В нашей семье, на протяжении сотен лет, много интересных парней. И мы все время решаем проблемы!:-)»
Значит, Абрахам был не просто каменщиком, а «вольным каменщиком», что, по мнению его нынешнего потомка, многое объясняет. А для меня лично – ставит выразительную и многозначительную точку в этом загадочном деле.



Роберт Торнтон и сейчас тренируется с холодным оружием. Мало ли что...